Гюстав Флобер: афоризмы и цитаты

Флобер Цитаты и афоризмы Цитаты писателей

Гюстав Флобер (1821 — 1880) — французский писатель, считается одним из крупнейших европейских прозаиков XIX века. Наиболее известное произведение — «Мадам Бовари»


Без стремления к идеальному не существует правды.


Вкус определяется как особое дарование, быстрота суждений, умение различать оттенки прекрасного.


Воображение – это способность, которую скорее надо сжимать, чтобы придать ей силу, чем расширять, дабы она обрела протяженность.


Для каждого нравственная ценность искусства заключается в том, что соответствует его интересам.


Последовательность создает стиль, так же как постоянство создает силу.


Сюжет ничего не значит, все зависит от исполнения.


Чтобы иметь талант, нужна уверенность, что его имеешь.


Высокие идеи, подобно елям, произрастают в тени и на краю пропастей.


Хорошая проза должна быть столь же точна, как стих, и столь же звучна.


Точность мысли обусловливает точность выражений.


Всякая душа измеряется огромностью своего стремления.


Необычайные чувства порождают высокие творения.


Истина должна постигаться сердцем.


Как ни жалок вымысел, он все же больше стоит, чем гнусная действительность.


Главным достоинством писателя является знание того, о чем писать не нужно.


Чем прекраснее мысль, тем звучнее фраза.


Тему не выбирают. Вот чего не понимают ни публика, ни критики. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя.


Муза, сколь бы несговорчива она ни была, причиняет меньше огорчений, чем женщина.


Шутка – самая могучая сила на свете и самая грозная, она неотразима – нет суда, который мог бы призвать ее к ответу ни за повод, ни за вызвавшее ее чувство – то, что осмеяно, то мертво – смеющийся сильнее опечаленного.


В стиле, как в музыке, самое прекрасное и самое редкое – это чистота тона.


Когда уважаешь свой талант, не станешь прибегать к средствам, которыми завоевывают толпу.


Страсти – это лучшее, что есть на земле, это источник героизма, восторга, поэзии, музыки, искусства, решительно всего.


Страсти наши – как вулканы: гул слышен постоянно, извержения бывают лишь временами.


Все несчастья проистекают от принуждения. При свободном проявлении страстей наступает гармония.


Для натур, склонных к крайностям, опасности излишества не существует.


Лучшее средство жить спокойно и свободно – устроиться на вершине пирамиды, все равно какой, лишь бы высокой и с прочным основанием. Там не всегда весело, и ты там совсем одинок, зато можно утешаться – плевать с высоты.


Глупость – нечто несокрушимое. Кто ее атакует, сам об нее разбивается.


Есть люди, назначение которых состоит в том, чтобы служить посредниками: через них переходят, как через мост, и идут дальше.


Будущее нас тревожит, а прошлое нас держит. Вот почему настоящее ускользает от нас.


Глубокие чувства похожи на порядочных женщин: они страшатся, что их разгадают, и проходят по жизни с опущенными глазами.


Женщина, принесшая огромные жертвы, может позволить себе некоторые прихоти.


Женщины вдохновляют мужчин на великие подвиги, но не оставляют времени на их исполнение.


Сердце женщины – ларец с секретом, со множеством ящичков, вставляемых один в другой; стараешься изо всех сил, ломаешь ногти – и наконец находишь высохший цветок, хлопья пыли или пустоту.


Я думаю, что успех у женщин – это, как правило, признак посредственности.


Время от времени надо немного поскрести себе сердце скребком шутовства, чтобы очистить его от коросты.


Любая мечта в конце концов находит себе воплощение; для всякой жажды есть свой источник, и для всякого сердца – своя любовь.


Мысль – острейшая из разновидностей сладострастия – само сладострастие всего лишь воображение – случилось ли вам наслаждаться въявь сильнее, чем в мечтаниях?


Счастье – красный плащ с подкладкой из лохмотьев: когда хочешь укутаться в него, всё разлетается по ветру, и остаешься запутанным в холодную ветошь, которая обещала так много тепла.


Идея счастья – почти единственная причина всех человеческих бед.


Быть дураком, эгоистом и обладать хорошим здоровьем – вот три условия, необходимые для того, чтобы быть счастливым. Но если первого из них не хватает, то остальные бесполезны.


Человеческая речь подобна треснутому котлу, и когда нам хочется растрогать своей музыкой звезды, у нас получается собачий вальс.


Неистовое стремление к выводам – одна из самых печальных и самых бесплодных маний, свойственных человечеству.


Благополучие рода человеческого не может служить утешением для отдельной личности.


Человек отрицает природу, сокрушает ее, подавляет ее, подавляет ее даже в своем теле, которого он стыдится и прячет, словно преступление.


Ничто не внушает мне такого презрения к успеху, как мысль о том, какой ценой он достигается.


Ничто так не устрашает и не утешает одновременно, как предстоящий долгий труд.


Слишком точное следование правде вредит красоте, а чрезмерная приверженность красоте искажает правду.


Есть две разновидности тщеславия: тщеславие общественное и тщеславие частное, зовущееся спокойной совестью, человеческим достоинством, самоуважением, – настолько справедлива истина, что в каждом из нас живут два человека: тот, кто действует, и тот, кто судит.


Иные недостатки, безразличные или нетерпимые в одном человеке, восхищают в другом.


Есть нечто более неприятное, чем резкое критическое замечание, – это неуклюжая похвала.


Иные могли бы иметь куда больше достоинств, если бы к ним не стремились нарочито.


Добродетель не что иное, как дальновидность.


Всякий инстинкт раздваивается, образуя начало хорошее и дурное.


Нет идиота, который не думал бы, что он великий человек, нет такого осла, который, созерцая себя в реке, не смотрел бы на себя с удовольствием и не находил бы у себя черт скакуна.


Постараемся же понять всё и ничего не осуждать. Вот способ многое узнать и сохранять спокойствие.


Незаурядные люди могут заниматься любым делом, не роняя себя.


Ничего великого нельзя совершить без фанатизма.


Невежество – оборотная сторона гордости.


Раскаиваться хорошо, но не делать зла – еще лучше.


Уныние порождается однообразием бесцельного, беспросветного существования.


Разочарование – свойство слабых. Не доверяйте разочарованным – это почти всегда бессильны.


Сердце в своих привязанностях, как человечество в своих идеях, непрестанно расширяется кругами.


То, что понимают плохо, часто пытаются объяснить с помощью слов, которых не понимают.


Цинизм – это ирония порока.


Небытие, ожидающее нас в будущем, ничуть не страшнее того, что осталось позади нас.


Сила есть свойство, которым наслаждаешься лишь в том случае, если его расходуешь.


Уверенность в полной безопасности придает отваги.


До идолов дотрагиваться нельзя – позолота пристает к пальцам.


Есть глуповатая аксиома, гласящая, что слово выражает мысль – было бы справедливее сказать, что слово искажает мысль.


Радость бывает подчас печальна, а печаль – радостна.


Искусство надо любить ради самого искусства, иначе лучше заняться любым другим ремеслом.


Найти форму, вполне соответствующую замыслу, – вот секрет создания шедевров.


Долг заключается в том, чтобы понимать великое, поклоняться прекрасному, а вовсе не в том, чтобы придерживаться разных постыдных условностей.


Если какое-либо заблуждение существует сто тысяч лет, из этого не следует, что в нем заключается истина.


Искусство – самое высокое проявление души.


Если есть на земле и среди всех ликов небытия верование, достойное преклонения, если есть что-то светлое, чистое, возвышенное, что-то, говорящее нашей неудержимой тяге к бесконечному и смутному, зовущееся на нашем языке душой, – это искусство.


Прошлое – это то, чего уже нет; будущее – то, чего еще нет; настоящее абсолютно мимолетно, оно беспрестанно движется, а искусство вынимает из этого потока то или другое явление и делает его вечным.


Прекрасное нерушимо и неизменно, но мы не знаем его законов, ибо происхождение его таинственно.


Нужно всегда надеяться, когда отчаиваешься, и сомневаться, когда надеешься.

Оцените статью
В цитатник!
Добавить комментарий