Артур Кларк. Цитаты

Цитаты Артура Кларка Цитаты писателей

Артур Кларк — английский писатель, ученый и изобретатель, (1917-2008). Автор цикла романов «Космическая Одиссея»


Вселенная необъятна, но это не так страшит, как ее таинственность.


Во всей Галактике не нашли они ничего более драгоценного, чем разум, и потому стали повсюду помогать его зарождению. Они стали пахарями звездных полей, они сеяли и порой собирали урожай.


Итак, человек – все еще пленник своей планеты. И планета его теперь гораздо лучше, но и гораздо меньше, чем была сто лет назад.


Какое значение могла иметь сотня неудач, если один единственный успех способен изменить судьбу все планеты!


Любая, достаточно ушедшая вперед технология похожа на чудо.


Религия была побочным продуктом реакции на страх перед таинственной и часто враждебной вселенной. Для большей части человеческой предыстории она могла быть необходимым злом — но почему она была намного злее, чем необходимо, и почему она продолжает жить, когда в ней больше нет необходимости?


С началом космической эры возродилась вера человека в свое предназначение, и мир вовсе утратил интерес к летающим блюдцам. Но религия редко умирает совсем. Кучка верующих поддерживала культ поразительными «откровениями», россказнями о встречах с небожителями, толковала о телепатических контактах. И сколько бы очередных пророков ни уличали в мошенничестве, фанатики стояли на своем. Они нуждались в своих богах и не желали с ними расставаться.


Знание может погубить религию и не опровергая ее догматы, а попросту не придавая им значения.


Человечество лишилось древних богов и уже настолько повзрослело, что не нуждалось в новых.


Наконец-то мы добрались до сути… Корень разногласий — в религии, как бы это ни прикрывали.


Сколько еще пройдет времени, подумал он, прежде чем люди перестанут терять рассудок и собственное мнение, стоит им собраться больше чем впятером?


Чтобы оценить свой собственный мир, нужно увидеть его из космоса…


Человек — странное существо: вот тогда, когда никакой надежды не может быть, тогда он надеется.


У них нет книг и поэтому замечательно развилась память. Они могут рассказать о том, что произошло в море много веков назад… И это понятно. Ведь прежде, чем люди изобрели письменность, им приходилось держать всё в голове. Так же поступают и дельфины.


Только тот, кто неразумен, возмущается неизбежным.


У большого писателя и мысли всегда будут большими, в какую бы форму он их ни облек.


У человеческого сознания много сторожевых псов, они порой лают попусту, но умный человек никогда не пренебрегает сигналом.


Когда художнику неведома цель, отыскать ее для него не в состоянии даже самые чудесные инструменты…


Любопытство — одно из основных свойств человеческой природы. Не можете вы до бесконечности им пренебрегать. Это самое сложное препятствие, с которым мы столкнулись на Земле. Не к чему больше стремиться, нечего добиваться, и слишком много стало всяческих развлечений. Ведь каждый день радио и телевидение по разным каналам выдают программы общей сложностью на пятьсот часов — вы об этом задумывались?


Какие бы победы и почести ни готовило нам будущее, на протяжении многих и многих лет, нам не избавиться от сожалений об утраченных возможностях…


Луна — не Земля, она никогда не будет полностью приручена.


Что ни говори, в известном смысле Луна — рай для инженера. Малое тяготение, нет ни ржавчины, ни коррозии, не надо опасаться капризов климата — никаких ветров, дождей, колебаний температуры. Благодаря этому сразу отпадало множество препятствий, которые осложняют жизнь строителям на Земле. Конечно, у Луны есть зато свои особенности: например, двухсотградусный ночной мороз, пыль, с которой они теперь сражаются.


Пока шлем не надет, ты еще частица человечества; потом ты уже один в маленьком механическом мире. И пусть лишь несколько сантиметров отделяет тебя от других людей, но ты видишь их через толстый пластик, разговариваешь с ними по радио, не можешь прикоснуться к ним иначе, как через двойной слой искусственной «кожи». Кто-то некогда писал, что смерть в космическом скафандре — это смерть в одиночестве. Впервые Том подумал, что автор этих слов, пожалуй, прав…


Покоряя вселенную, планету за планетой, солнце за солнцем, люди снова и снова будут наталкиваться на сопротивление еще неизведанных сил природы. Даже Земля не освоена полностью за все эти тысячи лет; множество ловушек подстерегает на ней опрометчивого… А в мире, знакомство с которым началось всего несколько десятилетий назад, смерть таится на каждом шагу, под тысячью невинных личин.


Тем, кто не способен ни к тому, ни к другому, лучше вернуться на Землю.


Нельзя приспосабливаться к среде. Надо приспособить среду к нам.


Природа всегда точна в своей бухгалтерии.


Чем совершеннее техника передачи информации, тем более заурядным, пошлым, серым становится ее содержание.


Но так уж повелось, люди не примечают того, что у них под носом.


Отстранённость помогает быть беспристрастным, но она легко может перейти в равнодушие.


Когда прекрасное окружает нас со всех сторон, оно утрачивает способность трогать сердце, и произвести какой-то эмоциональный эффект может лишь его отсутствие.


Когда красота становится всеобщей, она теряет способность трогать сердца, и эмоциональное впечатление может произвести лишь ее отсутствие.


Когда реальность подавляет, люди пытаются утешить себя мифами.


Каждый день напоминает человеку о том, какое это счастье — жить.


Когда говорят несколько человек сразу, можно определить их настроение, даже если не разбираешь отдельных слов.


Ваша теория безумна – но недостаточно безумна, чтобы быть истинной.


Объединение должно возникнуть внутри человечества, его не должны нам навязывать извне. Мы должны сами строить свою судьбу. Никто не должен больше вмешиваться в дела людей.


Все вокруг оказалось вовсе не тем, чем представлялось поначалу; странное, очень странное это место, где вещи, насчитывающие миллионы лет, выглядят как с иголочки…


Возможно, лучше быть не-нормальным и счастливым, чем нормальным и несчастным. Но, конечно, лучше всего быть нормальным и счастливым.


В достижении цели есть некоторая особенная печаль. Она — в осознании того, что цель эта, так долго остававшаяся вожделенной, наконец покорена, что жизни теперь нужно придавать новые очертания, приспосабливать её к новым рубежам.


В бессмертном городе не было настоящих чувств, глубоких страстей. Вероятно, подобные вещи могут зарождаться лишь благодаря тому, что они мимолетны, не могут длиться вечно и пребывают в тени.


В городе, где живет десять миллионов человек, не с кем поговорить по-настоящему.


Мы выиграли войну, но победа не стоила бы ничего, не извлеки мы из нее урока.


Но ведь верилось же! Казалось, ещё немного усилий – и то самое светлое будущее, которое каждый представлял себе по-разному, в зависимости от воспитания и фантазии, обязательно наступит.


Ответственность, возложенная на него, была настолько велика, что требовала определенного отчуждения от всех, даже от ближайших друзей.


Одной стабильности недостаточно. Она слишком легко ведет к застою, а затем и к упадку.


Единственный способ определить границы возможного — выйти за эти границы.


Да, он был готов к любым чудесам. Он не ожидал только одного — будничной заурядности.


Вы породили своих преемников, и трагедия ваша в том, что вам их не понять…


Он твердо верил, что любую задачу можно решить, надо лишь правильно взяться и применить верные средства. Самолюбие ученого было задето; что речь идет о жизни многих людей, его почти не трогало. Лоусона мало интересовали люди, зато вселенную он уважал. Между ним и ею шел своего рода поединок.


Можно извлечь информацию даже из самого необщительного человека. Нужно только внушить собеседнику, что он делает вам одолжение; и ведь так лестно козырнуть своей осведомленностью.


Над его рабочим место красовались два девиза – итоги его жизненной философии. Первый: «Ты ничего не забыл?» И второй: «Остерегайся храбрецов!»


Никто не станет заменять сгоревший предохранитель, пока не узнает, почему он сгорел.


Иногда обещание награды значит больше, чем угроза.


Не потому ли человек ищет опасностей, чтобы через них прийти к сплоченности и товариществу, к которым он — пусть неосознанно — так стремится?


Но ведь у всякой медали есть оборотная сторона: раз нельзя войти, значит, нельзя и выйти.


Любопытство – одно из основных свойств человеческой природы.


Любую задачу можно решить, надо лишь правильно взяться и применить верные средства.


Иногда человек, установивший правила, вынужден их нарушать.


Нет неразрешимых задач. Надо только правильно применить власть.


Если найдешь в жизни лёгкую дорогу, знай: она никуда не ведет.

Оцените статью
В цитатник!
Добавить комментарий